Читаем страшное

Методист

Отвечаем на вопросы родителей     Читаем страшное
     Споры о том, нужно ли детям читать страшные истории и сказки, ведутся давно. С одной стороны, понятно стремление многих взрослых оградить ре¬бёнка от всего неприятного и непонятного, но с другой - сами дети любят «страшнень¬кие» истории. Думается, в любом случае при выборе сказки, рассказа на первом ме¬сте должна быть забота об эмоциональном здоровье детей. Если ребёнок отличается повышенной тревожностью, то чтение по¬добной литературы лучше отложить. А смельчака 5-6 лет - счастливого обладате¬ля чувства защищённости - никакая страш¬ная сказка не испугает.
По мнению психологов, переживание во¬ображаемых опасностей (а именно это чув¬ство дарит ребёнку страшная история) зака¬ляет детскую психику. Дети учатся с помо¬щью художественных фантазий преодоле¬вать собственные страхи. Отсюда их интерес к разного рода страшилкам. Как тут не вспомнить героев рассказа Григория Остера - котёнка по имени Гав и его друга щенка, которым так нравилось бояться. Совсем как детям, которые любят слушать и читать страшные истории.
Образец детской страшилки - русская на¬родная сказка «Медведь» (её вариант -«Липовая нога»). Здесь есть всё: и отруб¬ленная лапа, и жуткая ночь, и медвежья пес¬ня, от которой мурашки по коже, и... бедная старушка, благодаря сообразительности ко¬торой всё закончилось благополучно.
Фантастика детских страхов так причудлива, что даже безобидный цыплёнок на бумажных обоях может превратиться в жуткого монстра. В рассказе Алексея Николаевича Толстого «Фофка» зловещий цыплёнок «оживает» ночью, совсем как в классической детской страшилке. Своеобразный способ борьбы со страхом, который с улыбкой описывает автор, избавляет детей от «опасности» и дарит радость преодоления собственных стра¬хов. Впервые эта история была опубликовав в 1918 году в знаменитом сборнике «Ёлка».
Для ребёнка граница между фантазией « реальностью так призрачна, что придуманый образ может его напугать ничуть не меньше, чем реальное событие. Герои рас¬сказа Елены Николаевны Верейской (1886-1966) «Джиахон Фионаф» пережива¬ют неподдельный ужас от встречи с воображаемым волшебником.
Прекрасной психологической защитой сг разных страхов служит смех. Очень полезно просто посмеяться над пустыми страхам» вместе с героями известных рассказов Ни¬колая Носова «Живая шляпа», «Затейники», «Тук-тук-тук». Они часто переиздаются, и взрослые без труда найдут их на полках библиотек и книжных магазинов.
Н.П. ИЛЬЧУК,
главный библиотекарь Российской государственной детской библиотеки
Фофка
Детскую оклеили новыми обоями. 0бои были очень хорошие, с пёстрыми цветочками. Но никто недосмотрел, - ни приказчик, который продавал обои, ни мама, которая их купила, ни нянька Анна, ни горничная Варя, ни кухарка Паша, словом никто, ни один человек, недосмотрел вот чего.
Маляр приклеил на самом верху, вдоль все¬го карниза, широкую бумажную полосу. На полосе были нарисованы пять сидящих собак и посредине их - жёлтый цыплёнок с пампуш¬кой на хвосте. Рядом опять сидящие кружком пять собачек и цыплёнок. Рядом опять собач¬ки и цыплёнок с пампушкой. И так вдоль всей комнаты под потолком сидели пять собачек и цыплёнок, пять собачек и цыплёнок...
Маляр наклеил полосу, слез с лестницы и сказал: - Ну-ну!
Но сказал это так, что это было не просто «ну-ну», а что-то похуже. Да и маляр был не¬обыкновенный маляр, до того замазанный мелом и разными красками, что трудно было разобрать - молодой он или старый, хоро¬ший он человек или плохой человек.
Маляр взял лестницу, протопал сапогами по коридору и пропал через чёрный ход, -только его и видели. А потом и оказалось: мама никогда такой полосы с собаками и цыплятами не покупала.
Но - делать нечего. Мама пришла в дет¬скую и сказала:
- Ну, что же, очень мило - собачки и цыплёнок, - и велела детям ложиться спать.
Нас, детей, было двое у нашей мамы, я и Зина. Легли мы спать. Зина мне и говорит:
- Знаешь что? А цыплёнка зовут Фофка.
Я спрашиваю:
- Как Фофка?
- А вот так, сам увидишь.
Мы долго не могли заснуть. Вдруг Зина шепчет:
- У тебя глаза открытые?
- Нет, зажмуренные.
- Ты ничего не слышишь?
Я навострил оба уха, слышу - потрескива¬ет где-то, попискивает. Открыл в одном гла¬зу щёлку, смотрю - лампадка мигает, а по стене бегают тени, как мячики. В это время лампадка затрещала и погасла. Зина сейчас же залезла ко мне под одеяло, закрылись мы с головой. Она и говорит:
- Фофка всё масло в лампадке выпил.
Я спрашиваю:
- А шарики зачем по стене прыгали?
- Это Фофка от собак убегал, слава богу
они его поймали.
Наутро проснулись мы, смотрим - лампад¬ка совсем пустая, а наверху, в одном месте, около Фофкиного клюва - масляная капля.
Мы сейчас же всё это рассказали маме, она ничему не поверила, засмеялась. Кухарка Дом¬на засмеялась, горничная Маша засмеялась то¬же, одна нянька Анна покачала головой.
Вечером Зина мне опять говорит:
- Ты видел, как нянька покачала головой?
- Видел.
- Что-то будет? Нянька не такой человек,чтобы напрасно головой качать. Ты знаешь,зачем у нас Фофка появился? В наказанье за наши с тобой шалости. Вот почему нянька головой качала. Давай-ка лучше припомним все шалости, а то будет ещё хуже.
Начали мы припоминать. Припоминали, припоминали, припоминали и запутались. Я говорю:
- А помнишь, как мы на даче взяли гнилую доску и положили через ручей? Шёл портной в очках, мы кричим: «Идите, пожалуйста, че¬рез доску, здесь ближе». Доска сломалась, и портной упал в воду. А потом Домна ему жи¬вот утюгом гладила, потому что он чихал.
Зина отвечает:
- Неправда, этого не было, это мы читали, это сделали Макс и Мориц.
Я говорю:
- Ни в одной книжке про такую гадкую шалость не напишут. Это мы сами сделали.
Тогда Зина села ко мне на кровать, поджа¬ла губы и сказала противным голосом:
- А я говорю: напишут, а я говорю: в книж¬ке, а я говорю: ты по ночам рыбу ловишь.
Этого, конечно, я снести не мог. Мы сей¬час же поссорились. Вдруг кто-то цапнул страшно больно меня за нос. Смотрю, и Зина за нос держится.
- Ты что? - спрашиваю Зину. И она отве¬чает мне шёпотом:
- Фофка. Это он клюнул.
Тогда мы поняли, что нам не будет от Фофки житья.
Зина сейчас же заревела. Я подождал и тоже заревел. Пришла нянька, развела нас по постелям, сказала, что если мы не заснём сию же минуту, то Фофка отклюёт нам весь нос до самой щеки.
На другой день мы забрались в коридор за шкаф. Зина говорит:
- С Фофкой нужно прикончить.
Стали думать, как нам избавиться от Фофки. У Зины были деньги - на переводные картинки. Решили купить кнопок. Отпроси¬лись гулять и прямо побежали в магазин «Пчела». Там двое гимназистов приготови¬тельного класса покупали картины для наклеиванья. Целая куча этих замечательных картинок лежала на прилавке, и сама госпо¬жа «Пчела» любовалась, жалея с ними рас¬статься. И всё-таки мы спросили у госпожи «Пчелы» кнопок на все тридцать копеек.

Потом вернулись домой, подождали, ког¬да отец и мама уйдут со двора, прокрались в кабинет, где стояла деревянная лакирован¬ная лестница от библиотеки, и притащили лестницу в детскую.
Зина взяла коробочку с кнопками, залезла на лестницу под самый потолок и сказала:
- Повторяй за мной: я с моим братом Ни¬китой даём честное слово никогда не ша¬лить, а если мы будем шалить, то не очень, а если даже очень будем шалить, то сами по¬требуем, чтобы нам не давали сладкого ни за обедом, ни за ужином, ни в четыре часа. А ты, Фофка, сгинь, чур, чур, пропади!
И когда мы сказали это оба громко в один голос, Зина приколола Фофку кнопкой к сте¬не. И так приколола быстро и ловко, - не пикнул, ногой не дрыгнул. Всех было шест¬надцать Фофок, и всех приколола кнопками Зина, а собачкам - каждой - носик помаза¬ла вареньем.
С тех пор Фофка нам больше не страшен. Хотя вчера поздно вечером на потолке нача¬лась было возня, писк и царапанье, но мы с Зиной спокойно заснули, потому что кнопки были не кое-какие кнопки, а куплены у гос¬пожи «Пчелы».
Е. Верейская





Все рекомендации  
Разработка сайта: Little.com.ua